Что поставило в тупик экономистов XX века?
Как разные описания ситуации заставляют нас по-разному вести себя в ней?
Как страх потерь приводит к еще большим потерям?
Неприятие потерь

«Неприятие потерь» (loss aversion) – это понятие, которое ввел в научный оборот Даниэль Канеман (американо-израильский психолог, лауреат Нобелевской премии по экономике) и которое сегодня продолжает активно использоваться в поведенческой экономике в качестве объяснительного принципа. Бывает, что неприятие потерь относят к когнитивным искажениям

С помощью неприятия потерь Канеман обозначает и обобщает специфические решения, которые были приняты испытуемыми в проведенных им (вместе с его ключевым соавтором - Амосом Тверски) эспериментах. Речь идет о том, что в исследованиях Канемана люди:

  • отвергали риск в ситуации, которая описана в терминах выигрышей и приобретений, но шли на риск в ситуации, описанной в терминах проигрышей и потерь;
  • соглашались на игру, в которой выигрыш и проигрыш равновероятны, только если выигрыш был примерно в два раза больше проигрыша.

К тому же с помощью неприятия потерь Канеман объясняет эти решения: люди огорчаются из-за потерь (расходов, убытков) сильнее, чем радуются приобретениям (доходам, прибыли).

Понятно, что формулируя это объяснение, Канеман переходит от описания поведения (люди выбирают тот или иной вариант ответа), которое можно наблюдать и объективно фиксировать, к описанию эмоций, переживаний (люди испытывают те или чувства, причем отрицательные чувства сильнее положительных), которые наблюдать и фиксировать невозможно. Безусловно, тут мы имеем дело с методологически неоптимальным подходом.

Какие же данные позволили Канеману говорить о том, что людям свойствено неприятие потерь?

В качестве примера мы рассмотрим одну из задач, которые Канеман и Тверски предлагали участникам экспериментов, слегка переработанную для лучшего понимания.

Допустим, казино подарило вам игровых фишек на 10 тысяч рублей и предложило вам сделать выбор из следующих вариантов:

  1. Получить еще 5 тысяч рублей.
  2. Подбросить монету со следующим условием: если выпадет орел, вы получите еще 10 тысяч, но если выпадет решка, то вы не получите ничего.

Хорошо подумайте, прежде чем сделать выбор, а когда сделаете, запишите его, чтобы все было честно.

Записали? Тогда давайте перед тем, как проверим рациональность сделанного вами выбора, решим еще одну задачу.

Казино снова подарило вам игровые фишки, но на этот раз на целых 20 тысяч рублей. И теперь вам предложили следующие альтернативы:

  1. Отдать казино 5 тысяч рублей.
  2. Подбросить монету на следующих условиях: если выпадает орел, вы теряете 10 тысяч, если решка – не теряете ничего.

И вновь вам предстоит хорошо подумать, а ваш ответ – записать.

Записали? Тогда давайте, наконец, проанализируем ваши ответы.

Если в первой задаче вы выбрали вариант «А», то поступили, как большинство участников эксперимента. Все логично: зачем рисковать, пытаясь выиграть 10 тысяч, если можно гарантированно взять у казино 5 тысяч?

Что касается второй задачи, то если вы выбрали ответ «В», ваш выбор снова вполне логичен. И правда, зачем без боя отдавать казино 5 тысяч, когда можно рискнуть и не отдать ничего?

Вот только есть одна проблема. Дело в том, что решенные нами задачи экономически и математически абсолютно эквивалентны. В обеих задачах в случае предпочтения варианта «А» у вас остается 15 тысяч рублей, а при выборе варианта «В» вы с равной вероятностью остаетесь либо с двадцатью, либо с десятью тысячами.

Или в табличном виде:

Почему же в первой задаче люди преимущественно выбирают вариант «А», тогда как во второй – вариант «В»? Потому, что, по мнению Канемана, нам присуще неприятие потерь.

А вот еще пример.

Согласитесь ли вы сыграть в орлянку (подбросить монету), если орел принесет вам выигрыш в 1500 рублей, тогда как решка - потерю 1000 рублей?

Подумайте хорошо: выигрыш и проигрыш равновероятны (вероятность выпадения орла равна вероятности выпадения решки).

Что ж, я думаю, вы уже поняли, что большинство испытуемых от этой игры отказывалось, а чтобы игра стала привлекательной, нужно было увеличить выигрыш до 2000 рублей.

Основная масса данных, которые Канеман интерпретирует, используя понятие неприятия потерь, были получены в процессе изучения эффекта фрейминга (framing effect) – того влияния, которое оказывает формулировка экономической задачи (описание игры) на то, какое решение примет человек:

  • говорите на языке выигрышей, приобретений, спасения жизней, и человек будет отвергать рискованные варианты; 
  • говорите на языке проигрышей, потерь и смертей, и человек проявит склонность к риску.

Кстати, именно неприятием потерь Канеман объясняет и открытый Ричардом Талером эффект обладания (endowment effect).

Что ж, наука не может существовать без осмысления, обобщения, интерпретаций и разработки теорий. Однако следует всегда проводить четкую границу между:

  • эмпирическими данными и теорией, с помощью которой эти данные обобщаются и объясняются; 
  • наблюдаемым поведением, которое можно объективно зафиксировать, и предположениями о том, что человек чувствует, какие эмоции испытывает.

К сожалению, в случае неприятия потерь эту границу очень часто забывают проводить. И в результате неприятие потерь сегодня пытаются трактовать расширительно, переносят в область зоологии, подводят под это понятие эволюционные нарративы.

Сегодня одним из важнейших проявлений неприятия потерь принято считать эффект диспозиции (disposition effect). Этот эффект является эмпирическим фактом – наблюдается у людей, которые покупают и продают акции на фондовом рынке.

Совершая операции на фондовом рынке, приходится постоянно делать выбор: покупать акции или продавать, а также принимать решение о том, какие акции покупать, а какие – продавать. И наиболее рациональная стратегия тут всего одна: продавать акций, которые начинают падать в цене, и покупать (или хотя бы не продавать) акции, которые в цене растут.

Однако исследования показывают, что инвесторы (трейдеры) поступают диаметрально противоположно. Они до последнего держат (не продают) акции, которые дешевеют, и продают акции, которые подорожали. Такое поведение вполне понятно. Когда купленные нами акции выросли в цене, мы желаем подтвердить, зафиксировать наш доход. А для этого акции необходимо продать. Если же купленные нами акции дешевеют, мы их продавать не хотим, поскольку в этом случае мы зафиксировали бы не доход, а убыток. Но неприятие потерь не позволяет нам этого сделать.

Проблема же состоит в том, что, продавая растущие в цене акции мы недополучаем доход: повремени мы с продажей, цена акций выросла бы еще значительнее. К тому же медля с продажей падающих в цене акций, мы в результате теряем куда больше денег, чем потеряли бы, продай мы эти акции сразу после начала падения их цены.

Думаю, иррациональность такого поведения станет очевиднее, если мы на место акций поставим бизнес. Допустим, вы открыли небольшой магазин. Прошло какое-то время, и он стал приносить вам доход. В конечном итоге, вложения в него окупились, и вы даже получили неплохую прибыль. Что вам следует делать? Неужели продать ваш магазин?

С другой стороны, если вложения в магазин не окупились, и он не стал приносить вам достаточного дохода, вам следует не вкладывать в него все новые и новые деньги, а ликвидировать или продать, чтобы остановить потерю средств.

Такова правильная экономическая логика.

Но, разумеется, реальность куда сложнее наших теоретических выкладок, а потому случиться может всякое. Бывает, что акции, которые целый год падали, вдруг стали расти и в итоге их владельцы «ушли в плюс». Случается также, что фирма, которая годами была убыточной, вдруг «выстреливает» и становится вполне успешной. Вот только такого рода события являются довольно редкими. Это те самые исключения, которые лишь подтверждают правило.

Кстати, у читателя может возникнуть вполне резонный вопрос о том, почему эффект диспозиции называется именно так. Почему именно диспозиция? И что подразумевается под этим словом?

Ничего не подразумевается, кроме его основного значения – черта или склонность.

Дело в том, что этот эффект получил свое наименование просто по названию статьи, в которой был описан. Статья эта называется так: «The disposition to sell winners too early and ride losers too long: Theory and evidence». Переводится оно так: «Склонность продавать победителей слишком рано и ехать на проигравших слишком долго: Теория и доказательства» (курсив везде мой – АН).

Итак, принимая финансовые, экономические решения помните, что воспритяие ситуации как ситуации потери, проигрыша зачастую мешает нам оценить ее объективно. Пытаясь не допустить потерь, мы в результате несем еще большие потери – тратим еще больше денег, времени и сил. Поэтому не торопитесь продавать победителей и не бойтесь расстаться с проигравшими.

Еще по теме:
Ошибка невозвратных издержек
Как не потратить лишнего?
Предпочтение нулевого риска
Нужно ли полностью исключать риски?
Поделиться: