Как разум порождает психологические проблемы?
Почему ошибаются психотерапевты?

Многие думают, что психотерапевты обладают столь же объективным и точным знанием о людях, как гончары о глине, металлурги о металле, ювелиры о драгоценных камнях, лесорубы о деревьях и т.д.

К счастью или к несчастью, не знаю, но это ошибочное мнение. И вот, почему.

Прежде всего, выборка, на основе которой психотерапевты делают свои выводы о людях, об устройстве и об особенностях функционировании человеческой психики, не репрезентативна.

Это означает, что психотерапевт даже за все время своей профессиональной деятельности работает со слишком малым количеством людей (выборка слишком маленькая). А ведь многие психотерапевты берутся делать выводы об эффективности той или иной психотерапии, о том, как устроена человеческая психика, о том, на какие категории делятся люди, уже в самом начале своей карьеры…

Представьте себе, что вам дали мешок, в котором лежит сотня шаров. При этом вас попросили, не заглядывая в мешок, но вынимая из него шары, выяснить, какого цвета шары в мешке. Вы вытащили из мешка четыре шара, все они оказались черными. Можете ли вы в этом случае сделать вывод о том, что в мешке все шары черные?

Сделать-то можете, но вот правильным это вывод не будет – слишком мало шаров вы вытянули.

Действительно, такая ситуация вполне могла возникнуть, если в мешке всего десять черных шаров, а все остальные шары красные. Вытащили бы из мешка одиннадцать шаров, гарантированно убедились бы, что в мешке есть и красные шары.

Но это еще не все.

Дело в том, что для повышения объективности и точности выводов о людях следует обеспечить так называемую рандомизацию выборки. Это означает, что отбор испытуемых должен быть случайным: кто попадет в выборку и кто в нее не попадет, должна решать чистая случайность. К тому же в идеале все представители генеральной совокупности должны иметь равные шансы попасть в выборку.

Очевидно, что рандомизацией в случае клиентов психотерапевтов даже не пахнет. И дело тут вот, в чем:

  • не у всех людей есть психологические проблемы;
  • не все люди из тех, у кого есть психологические проблемы, хотят их решать;
  • не все люди, пожелавшие решить свои психологические проблемы, обращаются к психотерапевту.

В итоге к психотерапевтам попадают довольно специфические люди – люди, имеющие психологические проблемы и решившие работать над ними с помощью психотерапевта. Это похоже на ситуацию, в которой черные шары специально подползали бы к руке того, кто решил выяснить, шары какого цвета лежат в мешке.

В результате психотерапевты оказываются в замкнутом круге, о котором пишут известные психологи Эллиот Аронсон и Кэрол Теврис [3, 126-127]:

«То, что видят такие терапевты, подтверждает их представления, а представления – определяют, что именно они видят. Это закрытый цикл, замкнутый круг. Моему клиенту стало лучше? Отлично, то, что я делал, дало эффект. Состояние моего клиента не изменилось, или ей стало хуже? Жаль, но это она сама сопротивляется терапии, у ее проблем очень глубокие причины, кроме того, иногда клиенту необходимо почувствовать себя хуже, прежде чем наступит улучшение».

Итак, психотерапевты имеют дело со слишком небольшим количеством слишком специфических людей, чтобы делать на основе взаимодействия с ними выводы о людях в целом.

Но это еще не все. Психотерапевтов заставляет ошибаться и более сложный для понимания механизм.

Чтобы лучше понять, что это за механизм, давайте обратимся к истории медицины.

Врачи довольно давно поняли, что нужно вскрывать гнойники. Они даже сформулировали соответствующее правило – ubi pus ibi evacua – где гной, там вскрой. Вскрытие фурункулов (естественно, в сочетании с антибиотиками, асептикой и антисептикой) – это операция, которую хирурги совершают до сих пор.

Практически ровесником вскрытия гнойников является еще одна процедура – кровопускание. Вот только в современной медицине оно уже не применяется, поскольку объективная проверка показала, что кровопускание не только не полезно, но и вредно.

Как же так получилось, что врачи прошлого не ошиблись, считая вскрытие гнойников полезной процедурой, но ошиблись, считая полезным кровопускание?

Очевидно, дело тут не в выборке, поскольку и в случае вскрытия гнойников, и в случае кровопускания – выборки были сопоставимы по размеру и качеству.

В чем же дело?

Давайте подумаем, что видел врач прошлых веков, когда вскрывал гнойник. Он видел, что гной выходит, а потом края раны затягиваются, и больной идет на поправку.

Весьма позитивную картину видел врач и после процедуры кровопускания: кровь выходит из вены, температура тела пациента падает, судороги стихают, пациент успокаивается и засыпает. Так продолжалось, скажем, недели две. При каждом обострении звали врача, врач приходил, делал кровопускание, и приступ болезни заканчивался, а больной засыпал. Вот только по прошествии двух недель наступал летальный исход.

Сегодня мы понимаем, почему так происходило. Кровопотеря ослабляла организм, он терял способность повышать температуру или биться в судорогах, но и сил для борьбы с болезнью у организма не оставалось. К тому же в отсутствие асептики и антисептики в процессе кровопускания врач мог занести больному дополнительную инфекцию.

Кстати, кровопускание перестали применять лишь в начале XX века. Да, чтобы понять всю вредоносность этой процедуры понадобилось сделать целый ряд открытий, в частности, выяснить свойства и состав крови, понять ее значение для организма, выявить подлинные причины заболеваний (напомню, что о возбудителях болезней врачи прошлого почти ничего не знали, а причинами болезней считали «дурной воздух», миазмы и дисбаланс основных жидкостей организма, коими тогда считали кровь, лимфу (флегму), желчь и черную желчь).

Итак, история кровопускания вскрывает важнейшую проблему: профессионал зачастую пытается делать выводы о сложных и долгосрочных последствиях своих действий на основе последствий простых и краткосрочных.

Именно в этом и заключается еще одна причина совершаемых психотерапевтами ошибок.

Действительно, крупный психолог, лауреат Нобелевской премии Даниэль Канеман отмечает, что тогда как в краткосрочной перспективе у психотерапевтов «есть много шансов наблюдать мгновенные реакции пациентов на их слова», а обратная связь «позволяет им развить навык интуиции и подобрать нужный тон, чтобы умерить гнев, вселить уверенность или сосредоточить внимание пациента на задаче…», в долгосрочной перспективе «обратная связь в виде отсроченного результата поступает к врачу не сразу и с перебоями, если поступает вообще. В любом случае едва ли с ее помощью можно чему-то научиться» [1, 318].

Кстати, о том, что психотерапевты «лишены возможности получать быструю и четкую обратную связь» говорил и автор лучших современных учебников по психологии Дэвид Майерс [2, 200].

И это очень важный момент. В особенности потому, что в психотерапевты и психологи сегодня как раз и идут по преимуществу люди, которые умеют выслушивать, подбирать нужный тон и вызывать у собеседника нужные им эмоции, но при этом боятся математики, не понимают, что такое статистические закономерности и предпочитают опираться в своей работе на научно не обоснованные теории и собственное мнение, а вовсе не на научные данные.

— Что ж, – скажет какой-нибудь любитель психотерапии, – это все правильно, когда речь идет о Фрейде, Юнге, Перлзе, Франкле, Берне и других создателях психотерапий. Но сейчас-то эффективность различных видов психотерапии проверяется вполне объективно – в научных исследованиях!

Да, действительно, поняв, что научная психология становится все сильнее, психотерапевтическое сообщество стремится поставить ее на службу себе, проводится исследования, якобы подтверждающие эффективность тех или иных форм психотерапии.

Вот только очень часто при проведении этих исследований адепты той или иной психотерапии не делают поправку на так называемые причины кажущейся эффективности психотерапии (causes of spurious therapeutic effectiveness). А ведь причин этих насчитывается больше двадцати!

Так что, если вы решили, что у вас психологические проблемы, не спешите начинать поиски подходящего психотерапевта и/или подходящей вам психотерапии, ибо риск попасть на специалиста по кровопусканию весьма высок.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Думай медленно… решай быстро / Даниэль Канеман. — М.: Издательство АСТ, 2017. — 653 с.
  2. Майерс Д. Интуиция. Возможности и опасности. — СПб: Питер, 2013. — 272 с.
  3. Ошибки, которые были допущены (но не мной): почему мы оправдываем глупые убеждения, плохие решения и пагубные действия / Кэрол Теврис, Эллиот Аронсон. — М.: Инфотропик Медиа, 2012. — 329 с.
Еще по теме:
Психологический оккультизм
Как связаны оккультизм и психология? Присутствует ли оккультизм в современной психологии?
Все проблемы идут из детства?
Нужно ли вспоминать детство, чтобы решить свои проблемы?
Психиатрия, психотерапия или психология?
Откуда ждать помощи?
Рефлекс Земмельвейса
Легко ли ученым отказываться от своих теорий?
Поделиться: