Как читать текст, чтобы понять его и запомнить?
Поучительная история четырех элементов

Каждый, кто изучал философию, знает, что зародилась она в Древней Греции. Философствовали в те далекие времена прежде всего о Природе. Такого рода философию принято называть натурфилософией.

Главным вопросом древнегреческой натурфилософии был вопрос о первоначале (на древнегреческом оно называлось «архэ» – ἀρχή). «Из чего все состоит?» – вот простейшая формулировка этого вопроса.

И древнегреческие философы отвечали на него по-разному.

Фалес считал первоначалом воду, Анаксимен – воздух, Гераклит – огонь. А вот землю, по-видимому, первоначалом не считал ни один натурфилософ.

Первым, кто поставил все четыре элемента рядом и объявил, что все состоит именно из них, был Эмпедокл (490-430). Правда, слова «элемент» он не использовал. Собственно этого слова философ и не мог использовать, поскольку это латинское слово – elementum. Это слово является аналогом или даже калькой древнегреческого слова «стихия» (στοιχεῖον, в латинской транскрипции – stoicheion). Впрочем, слова «стихия» в лексиконе Эмпедокла тоже не было: огонь, землю, воздух и воду Эмпедокл именовал корнями.

В интересующем нас смысле термин «стихии» стал использовать никто иной, как Платон (429/427-347). Он же сопоставил четыре стихии с так называемыми правильными многогранниками, которые еще называют Платоновыми телами. Так, огню, по мнению Платона, соответствовал тетраэдр, земле – куб, воздуху – гексаэдр, воде – икосаэдр.

«А что же с додекаэдром?» – спросит знаток стереометрии или кристаллографии.

Додекаэдр Платон связал с тем, как устроены небеса.

Вот, как изобразил Платоновы «стихийные» многогранники Иоганн Кеплер (1571-1630):

Да, несмотря на существенный вклад Кеплера в астрономию, он на полном серьезе хотел применить многогранники Платона к описанию Солнечной системы.

Идею четырех стихий, а также идею о том, что небеса организованы иначе, чем земля, подхватил великий ученик Платона – Аристотель (384-322).

Аристотель создал концепцию, в соответствии с которой из четырех стихий состоит изменчивый и несовершенный подлунный мир, тогда как мир надлунный (небеса) состоит из пятого элемента – из эфира (αἰθήρ), из квинтэссенции (quinta essentia).

Собственно Аристотель весь мир представлял как последовательность сфер, вложенных друг в друга подобно матрешкам: сферу земли окружала сфера воды, сферу воды – сфера воздуха, затем шла сфера огня, потом – сферы семи звезд (сейчас их называют планетами) – от Луны до Сатурна, затем – сфера неподвижных звезд:

Вообще, благодаря Аристотелю в сознании людей надолго закрепилось множество ошибочных концепций. Например, представление о том, что легкие тела падают медленнее тяжелых. Концепция четырех стихий также прочно укоренилась и широко распространилась, проникнув в самые разные сферы.

В частности, в медицине, которая сотни лет была неотделима от ошибочных представлений и шарлатанства, укоренилось соответствие между четырьмя жидкостями тела и четырьмя элементами: желчи соответствовал огонь, черной желчи – земля, крови – воздух, лимфе (флегме) – вода.

Прижилась концепция четырех элементов и в астрологии. Число 12, как известно, без остатка делится на 4, поэтому астрологи не замедлили разделить зодиакальные созвездия по четырем стихиям:

  • Огонь: Овен, Лев, Стрелец
  • Земля: Козерог, Телец, Дева
  • Воздух: Весы, Водолей, Близнецы
  • Вода: Рак, Скорпион, Рыбы

С семью «звездами» так сделать не получилось, поэтому астрологи решили, что одним «звездам» они поставят в соответствие лишь одну стихию (Солнце – огонь), тогда как другим «звездам» – сразу две (Сатурн – земля и вода).

Естественно, концепция четырех стихий стала и одной из основ алхимии. Вот, например, четыре стихии (Ignis, Aeris, Aqua, Terra) окружают Гору Посвященных на алхимической гравюре начала XVII века:

Да и вообще, построенное, во многом, именно на поиске соответствий магическое мышление с легкостью взяло на вооружение концепцию четырех стихий, поскольку значимых четверок вокруг нас, действительно, хватает. Тут вам и стороны света, и времена года, и основные стадии лунного цикла (новолуние, растущая луна, полнолуние, убывающая), и возраст человека (детство, юность, взрослость, старость), и карточные масти.

Часто для подтверждения правильности концепции четырех стихий, четырех элементов философы, алхимики приводили в пример то, что знакомо всем – горящее дерево. Они говорили о том, что пока дерево горит, из него с шипением выходит вода, что дым, поднимающийся над пламенем – это воздух, что угли и зола, остающиеся после горения, – это земля, ну а пламя – это, понятное дело, огонь. Все сходится: дерево состоит из четырех элементов, которые в результате горения разъединяются.

Опровергнуто это представление было лишь в XVII веке.

Сделал это английский ученый Роберт Бойль (1627-1691). Впрочем, слова «ученый» – scientist – тогда еще не было, и Бойля с коллегами называли по старой памяти натурфилософами, а еще виртуозами.

В 1661 году Бойль издает книгу под названием «Скептический химик» (The Sceptical Chymist), в которой среди прочего описывается опыт, опровергающий, что при горении дерева из него выделяются субстанции, которые химически уже не делимы. Ну а раз субстанция химически делима, значит она не является элементом! 

Кстати, Роберт Бойль был не только одним из создателей современной науки, не только выдающимся ученым, который, помимо прочего, открыл газовый закон, носящий сегодня его имя. Роберт Бойль был, как теперь это называют, организатором науки – являлся одним из создателей Лондонского королевского общества, чьим девизом стал знаменитый афоризм Nullius in verba («Ничьими словами»), провозгласивший примат эксперимента над авторитетным мнением.

А еще Роберт Бойль был истово верующим христианином, который специально занимался вопросом совместимости христианства и недавно появившейся науки. В частности, в 1690 году он написал интереснейшую книгу под названием «Христианский ученый» (The Christian Virtuoso).

Понятно, что концепция четырех элементов, несмотря на опыты Бойля, продолжила существовать. Вначале – среди алхимиков, затем – среди пришедших им на смену оккультистов, а потом и среди эзотериков и адептов многочисленных движений, обозначаемых зонтичным термином «Нью Эйдж».

Однако наука пошла по другому пути.

В дальнейшем в своих опытах ученые открыли массу веществ, которые химически неделимы. И сегодня элементов уже насчитывается не четыре, и даже не сорок, а целых 118! Причем каждый из них имеет строго определенное место в таблице, созданной нашим великим соотечественником, – Дмитрием Ивановичем Менделеевым.

В то же время, нельзя не отметить, что огонь, земля, воздух и вода пережили, так сказать, второе рождение в таком понятии, как агрегатное состояние вещества (плазма, твердое, газообразное и жидкое). Но, конечно, агрегатные состояния – это совсем не то же самое, что первоначала бытия.

Повторим, что, к сожалению, концепция четырех элементов, четырех стихий до сих пор воспринимается многими не как интересное историческое заблуждение, а как вполне заслуживающая доверия концепция. Астрологи, к примеру, до сих пор делят созвездия на огненные, земные, воздушные и водяные, а тарологи – устанавливают соответствия между четырьмя мастями карт таро и четырьмя стихиями: мол, мастей именно четыре потому, что великие посвященные, зашифровавшие в картах таро эзотерическую мудрость, прекрасно знали, что четыре стихии, действительно, существуют.

Кстати, о том, как на самом деле возникли карточные масти, можно прочесть, перейдя по ссылке.

Такова весьма поучительная, с моей точки зрения, история четырех элементов.

Еще по теме:
Проблема демаркации
Так ли просто определить, наука перед вами или лженаука?
Поделиться: